источник: wanderingforgood.com

перевод: Камила Гайнулина

dakka

Два самых часто задаваемых вопроса людям, которые много путешествуют: Какая твоя любимая страна? Самое худшее место на твой взгляд?

Всегда отказываюсь отвечать на первый вопрос, а насчет второго, моим ответом долгое время оставался Бангладеш.

Я попала в эту страну в 1998, по чистой случайности. Срок моей визы близился к завершению, в то время как я  подрабатывала в Индии. Все, что мне было необходимо сделать – пересечь границу. Самой близкой оказалась граница с Бангладеш. 23-летняя я подумала: «Не, ну, а что?».

Вместе со своей прекрасной «коллегой»-путешественницей, Андреа, я отправилась в Калькутту, чтобы купить билеты до Дакки (столица Бангладеш).

Утро дня отъезда. Я просыпаюсь и нахожу мою подругу в полумертвом состоянии, вызванном дизентерией. Проблема заключалась в том, что у нее была виза, а у меня нет. Единственное, что мне оставалось сделать, это оставить ее в кишащем крысами хостеле в Калькутте, молясь, что мы сумеем чудесным образом воссоединиться в Бангладеш. В 1998 у путешественников не было Интернета, мобильников, трэвэл-блогов, ну, это я к слову.

Все сразу пошло не так: я приехала в последний день Рамадана, что означало две вещи –  еды в городе не было, почти все хостелы были закрыты. (Я не могла остановиться в хостеле «Шератон», где мы должны были встретиться позднее с Андреа). Ах, да, еще одна штука, которую я узнала по приезду – отсутствие женщин. Нет, они там, конечно были, вот только, на улицах вы их не встретите.

Не успев добраться из аэропорта до города, я обнаружила, что мои ботинки украли. Ночная поездка на рикше оказалась долгой и пугающей. Далее последовали поиски хостела. После нескольких безуспешных попыток, я-таки нашла хостел, готовый принять ночную гостью, которая была еще и единственной. На первом этаже располагался ресторан, где мне пришлось есть, будучи скрытой занавеской. Чуть позже какие-то странные мужчины ломились ко мне в номер, я сдвинула мебель, забаррикадировав вход.  Моей единственной миссией на следующей день было получение визы для возвращения в Индию. Я оделась, скрыв все видимые участки кожи.

Рикша везла меня через город, переполненный миллионами велосипедов, рикш и мужчин, ведущих коз и коров на забой в честь праздника. Я была буквально в ловушке, в той пробке из коз, и мужиками, разглядывающих меня. Мне хотелось стать невидимой, или, как минимум, получить паспорт и бежать из этой страны.

В назначенное время я стояла у посольства Индии, но оно было закрыто на ближайшие 4 дня. Я совсем забыла об этой особенности Индии и Бангладеш, отрицать нахождение в одном часовом поясе. Разница составляла 15 минут, я опоздала.

Я отправилась на поиски условленного хостела «Шератон», где мы должны были встретиться с Андреа. Прождав ее там 6 часов, я решила, что следующим же рейсом отправлюсь в Калькутту, чтобы найти ее. Для этого я обратилась к работнику «Шератон». Он провел меня в заднюю часть здания, где за компьютером сидел мужчина, намеренно игнорировавший мое присутствие. Я встала на носочки, чтобы подглядеть, чем таким важным  он занимался, и тут, нечто необычное бросилось мне в глаза. Небольшая квадратная записка с именами Андреа и Стефани и телефонным номером.

Моя целая и невредимая подруга находилась в Дакке. Она звонила в хостел, но ей сообщили, что никто ее не ждал. На борту самолета Андреа встретила земляка-американца, который по счастливой случайности оказался медиком, практикующим в Бангладеш. Он и его команда ухаживали за больной Андреа в одном из отелей. Они согласились забрать меня следующим утром  из хостела, где я находилась.

Если бы я  была сообразительнее, то воспользовалась бы своей кредитной картой для оплаты ночи в хостеле «Шератон». Но, увы! Вместо этого, я вернулась в свое прежнее жилище, по привычке закрыв дверь всей имеющейся мебелью.

В чем я не была осведомлена, так это в том, что следующее утро было забоем всего домашнего скота, встретившегося мне накануне днем. До «Шератон» пришлось топать по улицам, превратившимся в багровые реки, от количества крови убитых животных.

Всю следующую неделю мы с Андреа провели в Дакке, поскольку ее состояние здоровья было довольно шатким. С нами были наши новые друзья-спасители, коих мы считали ангелами, прибывшими спасти нас от себя самих же. В итоге, мы взяли билеты до Таиланда, где мне хотелось целовать музейно-чистые улицы Бангкока после грязной Дакки.

Хоть я и поклялась в 1998, что с Даккой навсегда покончено, я съездила туда еще раз уже в 2010. Надо сказать, 15 лет привнесли некие изменения, как в Бангладеш, так и в мой характер. Разглядывая Дакку, я пыталась вспомнить 23-летнюю себя. Город, по-прежнему переполненный и грязный, на улицах все так же нет женщин, и мужчины, все как один, разглядывали меня. Но за всем этим сумасшествием скрывается глубокая красота и богатые гостеприимные люди. Иии.. замечательный шоппинг.

Мой урок таков: не стоит сгребать в одну кучу плохие места и неудачные путешествия. И мы всегда должны верить в ангелов, поскольку порой мы в них очень нуждаемся.